Габович история под знаком вопроса купит

Книга История под знаком вопроса, Габович, , купить, цена

Купить книгу «История под знаком вопроса» автора Е. Я. Габович и другие произведения в разделе Книги в интернет-магазине olvernico.ml Доступны. Вы выбрали купить: Габович Е. История под знаком вопроса. СпБ Издательский дом Нева г. твердый переплет, (Читайте описание продавца BS. Евгений Габович. История под знаком вопроса. то он спокойно купит себе на Украине новый паспорт и запросит новую визу, имея снова безупречную.

При этом даже в среде критиков историографии хронология Роля подвергается серьезной критике см. Многие считают названные сокращения египетской хронологии недостаточными. Наиболее радикального сокращения древней египетской хронологии требует при этом немецкий ученый Гуннар Хайнсон, профессор социологии Бременского университета и один из главных авторов западной исторической аналитики. С другой стороны, НХ российских основоположников современной историко-хронологической критики Анатолия Тимофеевича Фоменко и его основного соавтора Глеба Владимировича Носовского далее кратко НФ к сожалению все еще недостаточно известна на Западе.

В частности, ни одна из их книг не была до сих пор переведена на немецкий язык. О причинах и формах проявления этого феномена, а также о не совсем безуспешных попытках распространять идеи НХ в западных странах я планирую подробно рассказать в следующей книге.

Я анализирую здесь природу истории, рассказываю о роли историков в искажении нашей картины прошлого, о разбросанных по векам исторических и археологических фальсификациях, о продажности историков и их верном служении любым политическим режимам и идеологиям, о их работе по заказу националистических течений, о выдумывании ими предыстории.

О том, что предшествовало на европейском полуострове евразийского континента возникновению в России НХ, я пишу в уже упомянутой второй книге. Особенно подробно будет в ней описано развитие, начиная с конца семидесятых годов прошлого века, историко-критических исследований и критики хронологии в Германии, в которой я с года живу и работаю.

Уве Топпер — наиболее активный современный немецкий автор в области исторической аналитики, автор десятка книг на темы исторической критики, теории катастроф, хронологии и истории культуры. Участвовал в создании Исторических салонов в Берлине, Карлсруэ и Потсдаме.

Никто из историков не имеет ясного представления о возникновении хронологии, и каждый из них боится сломать себе шею на подступах к. Для историков хронология — это мертвый язык, латынь, которую перестали изучать в школах и на которой никто не говорит, но которая зафиксирована во множестве словарей.

Вставишь в текст несколько крылатых изречений на мертвом латинском языке и у твоего текста появится приятный привкус интеллектуальности. Так и в исторических работах употребление хронологических дат считается признаком хорошего тона. И у историков тоже есть свои словари и сборники называемые хронологическими таблицамипорывшись в которых, можно найти кем-то когда-то соотнесенный некоему историческому событию год.

Как именно это было сделано, не стоит в большинстве случаев даже и спрашивать: Наоборот, если задать дату, то по ней можно порой найти соотнесенное кем-то когда-то этой дате событие. А то и все два. Ну, а если не этой дате не каждый же день что-то должно происходить!

Или не очень близкой, если ни в этом, ни в соседних годах с точки зрения историков ничего достойного их внимания не происходило. И опять — таки, мало кого интересует, как возникла традиция такого датирования. Хронологией историки пользуются как компьютером: Не известно как, но работает. Журчит, бурчит, мигает и работает.

Иногда даже нечто весьма полезное. Нужно только научиться ею пользоваться. Вот и пользуются люди хронологией как полезной машиной для написания диссертаций по истории и киносценариев, исторических романов и речей для политиков. Все беды историков — традиционалистов начинаются с наивной веры в байку о том, что все на свете языки, мертвые и еще пока не совсем мертвые, возникли из некоего праязыка, уже включавшего в себя все, даже самые сложные, понятия, в том числе и такие, которые пока еще не возникли ни в одном из реально существовавших языков.

В проекции на таинственную электронную технику их суеверие сводится к тому, что все ныне существующие компьютеры в точности повторяют строение отдельных частей некоего древнего великого компьютера, который никогда не ошибался и все. Конечно, я утрирую, но именно такая ассоциация возникает у меня, когда я анализирую, как именно историки пользуются хронологией.

Ведь они явно путают хронологию реально когда-то имевшего место прошлого, которую уже трудно восстановить, ибо она есть вещь в себе, с сконструированной людьми условной хронологией их исторических фантазий. Последняя существует в печатном виде, от нее ломятся книжные полки, ее зубрят наизусть в школе, но это существование вторичное, идеальное, творческое, если хотите: Кстати, мертвый язык латынь — не единственный в мире. Есть еще не менее мертвый греческий, не говоря уже об арамейском и прочих древних и не очень древних, но вышедших из употребления языках.

Да и компьютеры разные бывают: Одни побыстрее, другие чаше ломаются, третьи показывают красивые картинки. Также и с хронологиями: Существуют хронологии последних нескольких веков, на которые в основном можно полагаться. Но для более ранних времен распространены совсем фантастические хронологии, в том числе и такие, которые вообще ни к черту не годятся. Но историки даже этого не понимают.

Как и не понимают того, что хронология, зафиксированная в их таблицах — это некое следствие их допущений и их выбора источников. Это один из возможных мертвых языков, одна из конструкций компьютера. И ничего общего с действительным прошлым человечества эта конструкция не обязана иметь.

Западная историческая аналитика в действии Как и в НХ историко-аналитические исследования отличаются от исследований историков гораздо большей междисциплинарностью. При этом историческая аналитика доверяет всему комплексу применяемых наук и областей знаний, поставляющих информацию о прошлом, стараясь использовать сведения из разных источников для независимой проверки своих выводов. В традиционных исторических исследованиях наблюдается авторитарный диктат исторических догм, который приводит к тому, что все.

Конечно, при этом не может быть и речи о независимой от традиционной истории проверке хронологии или историографии. Так и напрашивается сравнение с СССР и его сателлитами, коих именовали странами социализма или социалистического лагеря, но которые в своем сотрудничестве с СССР всегда должны были знать свое место: Босс — он же Старший брат — один в состоянии владеть истиной в конечной инстанции!

Настоящая книга может рассматриваться как теоретическое или философское введение в историческую аналитику. Систематическое изложение основных результатов исторической аналитики я планирую представить в следующей книге, о которой расскажу несколько подробнее в заключении. А сейчас ограничусь только следующими замечаниями общего порядка об исторической аналитике в действии.

В работах современных историко-аналитиков рассматриваются разные исторические эпохи и разные страны, для которых в традиционной истории имеется пусть и критикуемая нами, но широко известная читателям традиционная хронологизация старины. Все эти традиционные исторические эпохи оказываются фантомными отражениями позднего средневековья и еще более поздних эпох и поэтому подвергаются самым разным сокращениям в исторической аналитике.

Кроме того, существуют самые разные схемы и масштабы сокращения хронологии: Подчеркну гипотетичность некоторых из этих хронологических новшеств и наличие разных точек зрения на объем необходимых сокращений, на изъятие из рассмотрений целых фантомных эпох старины. Историческая аналитика пока еще сосредоточена на критике традиционных представлений и на формулировке наших вопросов к. Вопросов, к разрешению которых хотелось бы привлечь и будущие поколения историков.

Евгений Габович. История под знаком вопроса

В этом желании нет ничего фантастического: Самые молодые из моих читателей еще доживут до времени, когда историки будут утверждать, что это именно они разрушили построенное на фантазиях здание ТИ, а критики к ним только примкнули со стороны.

Но это — дело будущего. Сегодня же остается высказать следующее пожелание: Для кого эта книга? Интересна ли эта она для историков? В первую очередь книга должна быть интересна для всех тех, кто знает о новой хронологии академика А. Фоменко и хотел бы узнать о наличии в мире других критически относящихся или относившихся к официальной исторической науке авторах.

А такие авторы были и есть, и писали они на латыни, по-английски, испански, французски и — так уж получилось — больше всего по-немецки. К сожалению жизнь у многих читателей, особенно у получивших образование еще в советское время, сложилась так, что у них имеются определенные трудности с языками.

Даже с перечисленными выше. Конечно, мы все учились понемногу… читать и переводить со словарем. Но до словарей ли в сегодняшнее трудное время. Да и учили нас этому половому извращению каждый должен сам с неимоверными неудобствами удовлетворять свои интеллектуальные потребности плохо, так что в сегодняшней России мало кто в состоянии читать книги, изданные в других странах даже если они каким-то чудом и попадают ему в руки.

История под знаком вопроса - Габович Евгений

С другой стороны многое из того, о чем будет рассказано ниже, вышло из под пера немецких критиков истории. А с немецким в России сегодня лишь ненамного лучше, чем с английским в Китае, где, правда, все учат английский и каждый может начать с тобой беседу на оном языке. Но последняя ограничивается произнесением одного единственного слова, которым владеет почти каждый: Мне хотелось бы также надеяться, что эту книгу возьмут в руки и профессиональные историки тоже, а также другие имеющие к истории отношение профессионалы.

Как правило, они не в состоянии понять суть открытого Н. Морозовым и скрупулезно исследованного А. Фоменко широко распространенного в исторической практике и абсолютно невозможного с точки зрения теории вероятности феномена повторяемости в истории. Непреодолимым, как им кажется, препятствием, является использование названными учеными математических методов. На самом-то деле математики в соответствующих исследованиях совсем немного и каждый повторяю: Тем более, что результаты проверки исторической информации компьютерами опубликованы в виде списков практически совпадающих длительностей правления и могут быть любым человеком проверены по хронологическим таблицам.

Конечно, у профессиональных историков с языками должно бы быть получше, чем у рядовых читателей книг по новой хронологии. Зато у них и шоры на глазах посолиднее. Особенно самые смелые из. Я вам искренне советую преодолеть свой страх перед математикой, коей доля на самом деле в новой хронологии не так уж и страшно велика, и осилить первые книги А. Но она же переняла у религии и многие ее атрибуты — от сложной иерархии до веры в авторитеты и догмы на сей раз — научные.

И если наука все же полезна человечеству, то в первую очередь благодаря бесчисленным бунтарям, которые постоянно сражаются с косной научной иерархией. Возвращаясь к истории, отмечу, что и здесь налицо бунт, который уже меняет наши представления о прошлом и изменит их еще больше в ближайшем будущем. Правда, еще и сегодня многие боятся отказаться от красивого сказочного ковра, который раскатывает у нас под ногами написанная многими талантливыми писателями мировая история.

История, которая подобно ромуловским волкам рычит и больно кусается: Вот и слово хронология напоминает хроноложие. Не связано ли это с тем, что хронология — одна из наложниц истории? Ссылку на автора этого замечания я найти не смог О чем эта книга? Ниже я кратко описываю две её основные части: Этим двум частям предшествуют две главы вводного характера. В главе 1 я пытаюсь показать, как возникло мое скептическое отношение к историческим побасенкам.

В главе 2 приводятся несколько примеров из художественной литературы, демонстрирующие, что некоторые выдающиеся писатели в полной мере осознавали фальшивый характер традиционной историографии. О чём эта книга: Такое их описание верно лишь в той мере, в которой можно разнести по разным главам две столь связанные друг с другом вещи.

Но ведь и анатомы описывают скелет человеческого тела и его мускулатуру и разные органы в разных главах своих увлекательнейших книг. В первой главе исторической части настоящей книги глава 3 я рассматриваю давно занимающий меня вопрос о том, что такое история и как и где возникла современная историческая идея. Впрочем, идея эта возникла вовсе не в том виде, в котором она нам знакома сегодня благодаря массовому гипнозу на основе традиционной истории которую я обычно именую в этой книге коротко ТИ.

Книга "История под знаком вопроса" автора Габович Евгений - Скачать бесплатно, читать онлайн

Сегодняшнее религиозное историческое сознание прошло через несколько революционных этапов. Возникновение мировой истории было очередным революционным этапом историографии. Параллельно с эволюцией историографии шла и революция, приведшая к возникновению сначала относительной, а потом и сконструированной по принципам позднесредневекового мышления абсолютной хронологии. XIX век проложил историку путь к архивам, а в XX веке французская Школа Анналов переориентировала внимание историка с исторических событий на исторические процессы в обществе.

Каждый из этих этапов был настоящей революцией исторического мышления. Имея в виду эту революционную динамику процесса моделирова ния прошлого и считая историческую аналитику и новую хронологию НХ современными проявлениями очередного этапа этой динамики, этапа, который можно назвать хронологической революцией, я рассматриваю процесс возникновения истории с точки зрения западной исторической аналитики.

Основные характеристики этого процесса: С точки зрения исторической части книги эта глава имеет вводный характер и может рассматриваться как сборник эссе на тему о нетрадиционном взгляде на историю. В главе 4 я становлюсь конкретнее и привожу примеры схваченных за руку фальсификаторов истории. Фантастический характер древней истории вытекает из всего многообразия историко—критических исследований в разных странах и никоим образом не является следствием одних лишь разоблачительных исследований российской НХ.

При всем моем уважении к последней и восхищении глубиной новаторской критики российских авторов, я исхожу в своих оценках и в своем восприятии наших знаний о прошлом в основном из моего опыта, приобретенного внутри немецкой историко—критической школы, в частности, в основанных мной Исторических салонах в городах Карлсруэ и Потсдаме.

Многие критические авторы поднимали вопрос о продажности истории, о готовности последней состоять на службе политики и идеологии. История слишком часто презентует себя как миф. Не только в смысле правдоподобности на уровне мифа или сказки, но и в плане оперативной готовности творить новые мифы на потребу любой политике, любой государственной задаче, любой идеологии. Особенно для российского читателя с его опытом тоталитарного и автократического насилования истории тезис о том, что история — продажная девка политики, представляется чуть ли не самоочевидным.

Тем не менее мало кто представляет себе истинный масштаб продажности истории. Я посвящаю этой теме несколько глав. И хотя в рамках книги о критическом взгляде на традиционную историографию тема взаимоотношения истории, политики и идеологии может быть затронута лишь вскользь, я попытался дать представление о. В гла ве 5 на примере исторических мифов народов Кавказа и других мифов советской и постсоветской историографии я показываю, что ТИ без особого смущения терпит взаимоисключающие версии истории, не впадая в истерику, которой характеризуется ее реакция на критику фантомных образов и фантомных времен, осуществляемую в России в рамках НХ.

Удалось также кратко затронуть историческое мифотворчество в Африке и современные исторические мифы некоторых регионов Азии. Мифотворчество и придумывание истории остаются основным занятием историков и в наши дни. Патриарх немецкой исторической аналитики Христоф Маркс второй справа в первом ряду слушателей моего очередного доклада в Историческом салоне в Карлсруэ слева от него сидят Уве Топпер и Христоф Пфистер; фотограф Вальтер Дуброннероснованном мной при поддержке Уве Топпера в году как месте ежемесячных встреч—семинаров по исторической аналитике.

Своим переводом книг И. Маркс привлек внимание немецких исследователей прошлого к тематике катастроф в истории и положил начало их контактам друг с другом. Он же был открывателем сходства культурных слоев в археологических разрезах, относимых к шумерской культуре, с таковыми значительно более поздней по мнению историков халдейской.

До моего переезда в Потсдам в течение пяти лет было проведено 40 заседаний этого Салона и прочитано более ста докладов. Именно здесь регулярно представлялись немецкой публике новые книги по российской новой хронологии и другие историко—критические книги российских авторов. Особенно преступным является активное участие историков в снабжении идеологической базой различных современных националистических течений. Большая часть гражданских войн и международных конфликтов современности основана на придуманной историками национальной мифологии.

Руки историков не обагрены непосредственно кровью жертв этнических чисток и массовых уничтожений, жертв войн и терроризма, но именно они поставляют идеологическое оружие преступникам, отдающим приказы и организующим убийства представителей других наций. Я посвящаю главу 6 роли историков в разжигании некоторых из национальных конфликтов.

Очень сложен вопрос о роли фальсификации в истории. Во все времена историки были уверены в том, что они имеют право додумывать прошлое. Более того, на первоначальном этапе возникновения интереса к прошлому у них и не было никакого другого способа рассказать о своем видении прошедших веков, так как реальной информации об этом времени у них практически не.

Коллективная человеческая память не способна сохранять детальную информацию на протяжении веков. Лишь когда история древности была придумана, началось на основе созданного так фундамента домысливание образа прошлого, его доконструирование. На этой стадии еще не было понятия фальсификации прошлого или оно только—только зарождалось, применяясь лишь в отдельных редких случаях. Но и после завершения строительства фундамента виртуального прошлого, у многих историков сохранилась вера в то, что они способны силой своего воображения, на основе своих эзотерических способностей, своей вжитости в образ, продолжать заполнять своими фантазиями те периоды внутри выдуманной ими временной канвы, до которых не дошли руки у предшественников.

Фальшивкой оказываются и практически все наши представления о предыстории, фальсификации которой посвящена последняя глава первой части книги, ее глава 7.

Евгений Габович: История под знаком вопроса

Анализируя традиционные представления о хронологии, я пытаюсь вскрыть ту растерянность, которая господствует в ТИ в связи с хронологией. Вернее, в исторической хронологии, про возникновение и динамику которой историки в своей массе просто ничего не знают.

Именно поэтому они пытаются в редких книгах по хронологии я не имею в виду хронологические таблицы, а именно книги, посвященные хронологии, ее истории и ее построению отвлечь читателя массивным изложением астрономической хронологии и рассказом о том, какими именно календарями якобы пользовались наши далекие предки.

В главе 8 я показываю, что эти представления историков носят характер мифа. Особенно подробно разбираются в этом плане два календаря: На антифоменковском интернет—форуме М.

Не буду говорить от имени новой хронологии, в которой представлены не только критика ТИ и традиционной хронологии, но и попытка реконструкции прошлого. Зато с точки зрения исторической аналитики я бы прореагировал на это заявление следующим образом.

Утверждать, что нас не интересуют календари — это приблизительно то же самое, как упрекать автомобилиста или представителя технического контроля в том, что их не интересует мотор автомобиля. Конечно, нас интересует мотор, но в первую очередь с точки зрения потребителя: Соответствуют ли таковые описанным в рекламном проспекте? Конструкция мотора интересует только некоторых из потребителей, большинство же не в состоянии понять технических деталей, но вполне в состоянии оценить качество работы мотора.

Конечно, историческую аналитику интересуют календари. Но, в первую очередь, с точки зрения техконтроля работы историков: Откуда они взяли всю эту информацию? Правильно ли они определили хронологию всех этапов, которые связываются с календарем: Действительно ли описываемый календарь имел описанное или подозреваемое широкое распространение, не является ли он выдумкой поздних авторов?

Представьте себе, что нам пытаются продать автомобиль, в котором вместо действующего нового мотора помещен ржавый старый мотор, собранный из частей разных сломавшихся моторов. Или, еще хуже, на место мотора вставлен его картонный макет или просто кусок полена. Конечно, во всех этих случаях мы продемонстрируем свой интерес к мотору, но он будет отличаться от того, который историки от нас ожидают: Вместе с Херибертом Иллигом он показал, что каменный век в Европе длился не десятки тысяч лет, а раз в десять меньше.

Он идентифицировал шумеров с жившими якобы на две тысячи лет позже халдеями и установил, что ассирийское царство является фантомным отражением персидского.

Он также выявил причину демографического взрыва после играющей важную роль в немецкой исторической аналитике катастрофы XIV векаот которого до сих пор страдает человечество: Фоменко АТФ заключается, как мне кажется, в том, что ему удалось развеять миф о долгой, тысячелетиями длившейся истории развития хронологии, и сконцентрировать наше внимание на деятельности основного создателя традиционной хронологии Скалигера.

Интерес к его фигуре и к всему процессу исторического развития хронологии, возбужденный АТФ, побудил меня включить в книгу соответствующие главы о ранних хронологах, которые содержат в особенности подробное жизнеописание и анализ творчества не только Скалигера, но и нескольких других хронологов первой волны и в первую очередь видного деятеля хронологического упорядочения истории Дени Пето Петавиуса.

Скалигеру и его соратнику и соучастнику придумывания хронологии Исааку Казобону посвящена глава В последней главе рассмотрена хронотворческая деятельность Петавиуса и стоявшего между ним и Скалигером почти забытого немецкого систематизатора хронологии Сета Кальвизия глава Интересно отметить, что ни один из этих четырех хронологических корифеев не был ни историком, ни хронологом: Скалигер и Казобон были филологами, Кальвизий — музыкантом, а Петавиус — теологом.

Читатель поймет, почему я позволяю себе отметить этот факт, меня лично не смущающий: Совместно с Гуннаром Хайнсоном показал, что древнеегипетская история должна быть сокращена до нескольких столетий. Получил известность своими книгами о Карле Фиктивном, как он называет выдуманного историками Карла Великого. Разобраться в этом клубке противоречий нелегко и я не претендую на окончательное прояснение драматических отношений этих двух якобы наук. Тем не менее мной предпринята попытка описания соответствующей проблематики, в большой мере навеянная знакомством с книгами как российских хронологов, так и новохронологических авторов.

Я рассматриваю новую хронологию и историческую аналитику как две опоры современного движения за пересмотр наших представлений о прошлом, и считаю, что совместно они осуществляют хронологическую революцию в познании прошлого, которая венчает собой череду более ранних историографических революций последних 4—5 веков. В последующие годы ее автор издал еще несколько книг, развивающих и популяризирующих его теорию.

Названной выше первой его книге, его теории и ее развитию на Западе посвящены многочисленные интернетовские сайты.

Назовем здесь сайт www. Основная идея названной книги Роля в корне противоречит российскому новохронологическому подходу и всему, что было выяснено в ходе историко—аналитических исследований. Автор пытается спасти Библию как исторический источник, ограничившись лишь небольшими корректурами библейской хронологии. Человечество знало много сказок, которые воспринимались в свое время всерьез.

О плоской Земле, которая покоится на трех китах. О вращении планет и звезд вокруг нашей планеты. О флогистоне и о философском камне. Многие из них воспринимаются сегодня уже не как научные истины, а всего лишь как заблуждения, как боковые тупики того лабиринта познания мира, по которому наука, спотыкаясь и топчась на месте, ведет человечество.

В какой-то мере их разоблачили естественные науки и математика. Вернемся, например, к бывшему когда-то традиционным представлению об ежесуточном вращении звезд и планет вокруг Земли и рассмотрим их на фоне современной оценки расстояний между небесными телами, подтверждаемой всей практикой полетов автоматических космических станций по Солнечной системе.

Сатурн отстоит от Земли почти в 10 раз дальше, чем Солнце, так что его скорость вращения вокруг Земли составляла бы уже треть скорости света. Нептун еще в три раза дальше: А уж Плутон мчался бы по космосу быстрее света. О звездах и говорить не приходится! Знающий физику может воспринимать такую картину только как сказку.

Алхимия уступила место химии, а астрология астрономии и астрофизике.